«Алтапресс»: «Это был гражданский романтизм» – ведущая барнаульская актриса о мудрости, «голой» Смерти и феномене Золотухина

Полвека на сцене – такой грандиозный юбилей в этом году отметила заслуженная артистка России, педагог Нина Таякина. В честь этого в ее родном Молодежном театре Алтая устроили творческий вечер. Altapress.ru артистка рассказала, как в студенчестве «сбегала» в Москву на спектакли с Высоцким, пряталась от билетеров, а также о работе с режиссерами и о феномене Золотухина.

Все должно быть на изломе

– Как прошел ваш творческий вечер?

– Мне трудно судить. Очень волновалась, много думала, нужен ли творческий вечер вообще? Но я влюблена в то, что делаю, и решила, что найдутся еще люди, которые смогут разделить это чувство со мной. Наверное, только так бывает у творческих людей.

Конечно, сложнее всего выступать, когда на тебя смотрят коллеги и ученики. Но мне потом сказали много хороших слов. Так что думаю, вечер прошел достойно.

– Бенефис можно назвать моноспектаклем?

– В какой-то мере так и получилось. Я читала отрывки из Тэффи, воспоминания о «Вишневом саде», стихи Беллы Ахмадулиной из цикла «Времена года», Мандельштама – кстати, по его произведениям раньше шла музыкально-поэтическая постановка.

Долго сомневалась, читать ли Мандельштама – это трагический поэт, к его стихам надо правильно подготовить зрителя. Но его темы гражданина и поэта созвучны с темой любого творчества. Когда на последних строчках все исчезает, остается только пространство, звезды и певец – метафора художника, который через века будет доносить до нас строки Гомера и красоту Микеланджело.

– Сегодня очень редко можно услышать стихи со сцены.

– Время такое. Я стараюсь смотреть по каналу «Культура» передачи, где молодые поэты собираются и читают свои стихи.

Когда мы были молодые, то устраивали в театре поэтические вечера. Читали алтайских поэтов, писателей. И, конечно, классиков – Гумилева, Ахматову, Цветаеву, всех подряд.

– А вы помните, какое стихотворение читали при поступлении в театральный вуз?

– Я читала своего любимого Лермонтова – «Уж зачем ты, алая заря, просыпалася? На какой ты радости разыгралася?». Это из «Песни про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова».

Из современного – «Учительница Элькина» Евтушенко (из «Азбуки революции» – Прим.ред). Я трагическая актриса – мне нравится, чтобы все было на изломе.

– Как вы готовились к поступлению (Нина Таякина закончила Горьковского театральное училище – Прим.ред.)? Слушали, как читают стихи другие артисты? Или брали у кого-то «консультации»?

– Обычно у всех поступающих есть какая-то творческая база. Дети занимаются в театральных кружках при школах. В мое время ходили во Дворец пионеров, Дома культуры.

Но я готовилась сама. Просто читала так, как мне нравится. Не всегда и не у всех это получается хорошо. Поэтому иногда на вступительных экзаменах бывает очень весело. Одна знаменитая актриса рассказывала, как на вступительных она, «гэкая», плакала и падала на колени, а вся комиссия смеялась под столом.

Но все равно – когда готовишься сам, то и проявляешься ты сам, какой ты есть на самом деле. А опытный педагог обязательно рассмотрит игровую природу.

Я готовила то, что знала со школы. На уроках мы читали «Мцыри» Лермонтова – я уливалась слезами на моменте боя с барсом. Потом нашла другое стихотворение, которое мне тоже очень понравилось, я его ярко представляла. Но после Лермонтова на вступительных у меня все равно спросили: «А у вас что-нибудь девичье есть?».

Вообще мне больше нравилась мужская поэзия. И больше Ахматова, чем Цветаева. Хотя у Цветаевой – весь излом женской души. Может быть, я думала, что во мне меньше женственности, чем в ее стихах… Зрительный образ все-таки должен совпадать с поэтическим.

– А вы в юности были бойкой девушкой?

– Я была борцом. Выступала в школе против всякой несправедливости. Мне обязательно нужно было выхлестываться, проявляться каким-то образом.

– Но при этом вы любили книги.

– Я даже вела тетрадку, в которой писала, что прочитала, что понравилось, что запомнилось.

Иногда могла что-то от души сочинить, какой-нибудь «белый стих». Но не все записывала, к сожалению. Помню, на 70-летие мамы (а она всегда красилась в рыжий цвет) написала: «Цвет осени тебе идет».

Гражданский романтизм

– Вы уехали учиться в город Горький (сейчас Нижний Новгород – Прим.ред.), за тысячи километров от дома- не было страшно?

– Нет. А все потому, что было стремление быть похожими на своих героев. Иногда смотришь, как играет какая-то артистка и думаешь: «А я сделаю лучше» или: «Ну почему играет она, а не я?».

Я сначала поехала поступать в Ленинград, но не прошла. С этим опытом пришло понимание, что мои герои – недосягаемые небожители. Но я все равно хочу играть – и неважно, где.

В Горьковском училище я училась у Ривы Яковлевны Левите-Дворжецкой, ученицы Юрия Завадского, сокурсницы Эфроса. Она прожила 95 лет, выпустила много учеников. Недавно посмотрела ее биографию, там написано: «Среди воспитанников Левите – Александр Панкратов-Чёрный, Андрей Ильин и др». Так вот я – «и др.».

Из ее биографии узнала, что она после школы сначала поступила на юридический факультет, как и я. Не выдержала и ушла с третьего курса. А я – со второго. Она пошла в студию Завадского – я в училище. Дома у меня был скандал: как же так, из университета – и в училище!

Рива Яковлевна учила нас даже своим обликом – как она заходила в аудиторию, как выглядела, как говорила, как вела себя. Все это оставляло в нас след. Как говорила Аркадина в «Чайке» у Чехова: «Я никогда не выглядела фефелой, не распускала себя. Хоть пятнадцатилетнюю девочку играть». Вот Левите была такая. И судьба у нее, как у чеховской героини, трагическая – она похоронила своего сына, актера Евгения Дворжецкого.

Мне везло на педагогов – глубоких, мудрых. Я же сама не всегда себя так вела. Когда у Ривы Яковлевны случилось несчастье с сыном, я два года ей не звонила. Хотя до этого мы постоянно были в переписке, созванивались. Просто не знала, что сказать. А когда, наконец, позвонила, услышала ее голос в трубке: «Ой, Ниночка!». И мы очень долго разговаривали. И думаю – дура ты, дура, Ниночка, чего ждала, надо было раньше позвонить…

– А как сложилась судьба ваших однокурсников?

– Из девочек в артистки ушла только я. Другие стали преподавать, одна работала ведущей в филармонии. Мальчишки почти все ушли в режиссуру.

До сих пор переписываюсь с Александром Мюрисепом – он заслуженный артист, служит в Нижегородском театре драмы. Уникальный человек – играет роли, ставит спектакли, пишет книги.

– Есть ли у вас какие-нибудь теплые воспоминания об учебе?

– Как с подружкой на выходных ездили в Москву. От Горького до столицы – ночь на поезде. В субботу и воскресенье мы ходили на спектакли, а утром в понедельник возвращались на учебу. За два дня взахлеб могли посмотреть четыре-пять спектаклей.

– Куда ходили, что смотрели?

– Конечно, на Таганку. Прорывались туда с боем. Стояли на одной ноге на балконе.

Обычно в театр всегда пропускали студентов. Но однажды мы приходим на «Отелло» в театр на Малой Бронной, а нам говорят: «Мест нет!». А мы понимаем, что в другой раз на спектакль можем и не попасть.

И тут я вижу, что у входа стоит сам Эфрос и разговаривает с какими-то женщинами. Я снова подхожу к билетеру и говорю: «Я к Анатолию Васильевичу, мне к нему на минуточку надо!». Подхожу к ним, стою минуту-две. Эфрос раз на меня покосился, два, потом говорит: «Здравствуйте!», а я: «Ой, наверное, я вам мешаю, я отойду!» – и бегом в гардероб. А потом, дрожа, пряталась от контролеров по углам на втором этаже, ждала, пока поскорее выключат свет, чтобы занять какое-нибудь свободное местечко.

– В чем был феномен Таганки?

– Юрий Любимов (тогда он занимал должность главного режиссера – Прим.ред.) очень чутко чувствовал время. И подбирал актеров, в которых соединялись гражданственность, талант и веяния времени.

Тогда поэты собирали стадионы – Евтушенко, Вознесенский, Высоцкий. Молодежь страстно упивалась их стихами. Они были одержимы не желанием купить новую кровать, диван, квартиру, а бурлящей жизнью, творчеством. Я бы назвала это гражданским романтизмом.

Высоцкого я видела в роли Лопахина и Гамлета – конечно, этого забыть нельзя. Мне кажется, что сейчас так сложно найти хорошего исполнителя на роль Гамлета, потому что это должно быть соединение личности и того самого гражданского романтизма. Гамлет должен быть поэтом. Иначе все превратится в бытовую историю о том, как сын мстит за отца, без всякого философского звучания.

– А Золотухина видели на Таганке?

– Да, видела его в «Вишневом саду», он играл Петю Трофимова.

– Вы знали, что он ваш земляк?

– Не помню, не буду врать. Возможно, знала, но не принимала близко к сердцу. Но когда узнала его поближе – а я была педагогом его курса в Алтайском институте культуры – для меня он стал иконой русскости.

Его уникальный голос – это потрясение. Особенно хорошо Золотухин раскрывается в песнях. Когда он поет – такое ощущение, что можно кинуться к нему, обнять, поцеловать, просто и по-свойски, рассказать ему что-то свое – и он обязательно поймет.

– Есть такое устойчивое убеждение, что раньше артисты играли лучше. Вы с ним согласны?

– От поколения к поколению мир меняется, меняется и манера игры.

Даже театры в одно время предлагали разные манеры игры. Например, в «Современнике» говорили очень естественно, как в кино, ничего не наигрывая. В Таганке говорили громко, пафосно – звучание совсем другое.

Но что обидно – это 90-е годы, когда произошел разлом, потеря почвы под ногами, своей социально-гражданской идентичности. Я наблюдаю поколение мальчишек и девчонок, которые не следят за современностью. Мы знали всех своих современников, которые играли и в театре, и в кино – Высоцкого, Демидову, Румянцеву и других, восторгались ими. А они не знают своих артистов, но зато прекрасно знают голливудских. И уже воспитаны на западной манере игры.

Пошел другой тип актеров – сейчас мало таких «глыб», чтобы выдавались и ростом, и статью, и громким голосом. Сейчас артисты «помельче». Это не лучше и не хуже – они другие.

«Слепые» пионеры и «голая» Смерть

– Помните свой первый рабочий день в ТЮЗе (прежнее название Молодежного театра Алтая – Прим.ред.)?

– Это была осень 1971 года. Я зашла к главному режиссеру Владимиру Чернину, сказала, что закончила Горьковское театральное училище, вот мой красный диплом. Тут живут мои родители, жилья мне не надо. Нужна ли я вам тут? Он сказал: «Идите, оформляйте документы».

Меня сразу же стали вводить в спектакль «Вечно живые» на главную роль Вероники. Это стало моей «проверкой». Артисты удивились моей ретивости, тому, что я даже на репетициях все делала по-настоящему – и рыдала, и целовала. Я говорю: «Ну как учили, так и играю, иначе это будет вранье». И дальше пошло-поехало, много разные интересных ролей удалось сыграть.

Режиссер Михаил Бычков, который сейчас руководит театром в Воронеже, ставил «Бумажный патефон» по пьесе Червинского. Главной героине в произведении – 17 лет, а мне уже было 30. Прочитала пьесу дома, заплакала – потому что поняла, что это должна быть моя роль, но мне ее не дадут, по возрасту не подхожу. Но когда увидела распределение, была поражена – Бычков дал эту роль мне. Это было такое счастье! Я все думала – как он угадал, что я хотела именно ее?

– А как складывалась работа с другими режиссерами?

– Моим «крестным отцом» был Захар Китай. Он задал мне планку, дал актерский трамплин. Например, я сильно выросла в спектакле «Поэма о любви» – это история казахских Ромео и Джульетты. Помню, специально из Алма-Аты нам привезли красивые шапки, костюмы, украшения.

Для постановки пластики он пригласил Андрея Дрознина, с которым я потом училась в Щукинском училище на режиссерском факультете. Дрознин ходил с чемоданчиком, в котором были разные чаи, он себе заваривал для здоровья. Всегда был очень худым. Потом он стал настоящей звездой, ставил спектакли в Студии Табакова, Московском ТЮЗе, новосибирском «Глобусе», работал по пластике с актерами и студентами во многих театрах.

Потом Бычков поставил одиозный спектакль «Прости меня» по Астафьеву. Мы сыграли его всего два раза, и постановку закрыли.

История в постановке следующая – мальчик уходит на фронт, и за ним по пятам ходит Смерть. Когда его раненого положили в госпиталь, она снимает с себя бушлат, и зрители видят, как голая Смерть ложится рядом с ним. То есть, она, как женщина, хочет его соблазнить, забрать с собой. А я – медсестра Лида – ее прогоняю.

Обнаженная Смерть не понравилась крайкому партии. Хотя она не была совсем голой – актриса Елена Зотова (сейчас она работает в театре драмы) надевала телесные тонкие колготки и натягивала их выше груди, все было закрыто. Еще не понравилось, что в госпитале пионеры пели в черных очках. Задавали вопрос: «У нас что, пионерская организация слепа?». Режиссер не захотел ничего менять. Спектакль закрыли, а Бычков тут же подал заявление об уходе.

Мой муж, Виктор Захаров, подходил к театру как к дому. Все знали, что я не получу главную роль только потому, что я его жена. У него я исполнила только две главные роли, но одна из них – Раневская – роль всей жизни.

Так сложилось, что у меня сейчас осталась только одна роль в театре – бабушки в спектакле «Валентин и Валентина» Алексея Бурдыко. Свой столик в гримерке я делю вместе со своей ученицей Дашей Чиж, которая только пришла в МТА.

– Какими качествами обладает хороший режиссер?

– Талант, ощущение сегодняшнего времени. А про работу с актерами сложно сказать. Тактичность? Ерунда. Бычков иногда доводил меня до слез. Он не вмешивался в то, что я делаю. Но когда наступал момент, когда я не знала, как играть и спрашивала у него, он отвечал: «Ты играешь эту роль. Почему ты спрашиваешь? Делай». Я начинала рыдать, он смягчался: «Ну, давай думать».

Многие говорят, что режиссер должен быть еще и педагогом, но я считаю, что не всегда это уместно. Все-таки он должен знать, чего он хочет и попытаться разными способами это сделать. Тогда получится хорошо, даже если в работе есть неприятие, слезы и прочее.

– Самая главная пьеса всех времен и народов, по вашему мнению?

– Банально, но «Вишневый сад». Удивительно, что Чехов в свои 40 с небольшим смог написать Фирсу такие слова – «Прошла жизнь, словно и не жил». И до сих пор пьесу ставят, и ищут в ней что-то новое. А все потому, что написан «Вишневый сад» про человека – это самое важное.

Что известно о собеседнице

Нина Таякина родилась 2 апреля 1949 года в Барнауле.

В 1971 году окончила актёрский факультет Горьковского театрального училища, позже режиссёрский факультет Театрального училища имени Бориса Щукина.

Сразу после учебы стала работать в Алтайском ТЮЗе. К бесспорным актёрским удачам относятся роли Раневской в спектакле по пьесе Антона Чехова «Вишнёвый сад», Состраты в «Мандрагоре» Никколо Макиавелли, Счастливой в «Дамах с комедиями» Надежды Тэффи, Алёны Ивановны в «Преступлении и наказании» по роману Фёдора Достоевского.

В 1998 году Нине Васильевне Таякиной присвоено звание заслуженной артистки Российской Федерации.

Больше 15 лет работает педагогом по актерскому мастерству в Алтайском институте культуры. В 2021 году выпустила свой актерский курс.

Надежда Чехович

Источник: «Алтапресс»

Новости

19.01.2022

Приходите в театр по «Пушкинской карте»

18.01.2022

Замена спектаклей

12.01.2022

«Вести – Алтай»: заслуженная артистка России Нина Таякина рассказала о своём первом выходе на сцену

10.01.2022

Около 8000 зрителей побывали в МТА на новогодних праздниках

07.01.2022

«Алтапресс»: от Бабы-Яги до Голливуда – московский режиссёр рассказала, почему её «страшную сказку» в барнаульском театре нужно смотреть детям и родителям

02.01.2022

В Молодёжном театре Алтая состоялась премьера комедии о свободных отношениях в браке

01.01.2022

«Алтайская правда»: Молодёжный театр Алтая приготовил подросткам необычный новогодний подарок

Приходите в театр по «Пушкинской карте»

C 1 января молодые люди от 14 до 22 лет могут приобрести билеты в Молодёжный театр Алтая с помощью «Пушкинской карты». В 2022 году номинал карты составляет 5000 рублей. Это значит, что её обладатели смогут посетить ещё больше культурных мероприятий.

Зрители, у которых пока ещё нет «Пушкинской карты», могут присоединиться к программе в любой момент. Для этого необходимо:
– зарегистрироваться на портале «Госуслуги»;
– подтвердить свою учетную запись;
– загрузить в AppStore или Google Play мобильное приложение «Госуслуги. Культура»;
– подтвердить выпуск «Пушкинской карты»;
– оформить виртуальную карту в приложении или получить пластиковую карту платёжной системы «МИР».

После получения карты можно выбрать в афише мероприятие и приобрести на него билет – в приложении, на сайте или в кассе Молодёжного театра Алтая. Причём с помощью «Пушкинской карты» можно оплатить билеты на любой спектакль МТА.

Замена спектаклей

Уважаемые зрители, в связи с болезнью артиста в репертуаре Молодёжного театра Алтая на этой неделе будут изменения. 20 января в 18:30 вместо спектакля «Крахмальная, 92» состоится показ волшебной трагедии «Мой папа — Питер Пэн». 21 января в 18:30 оперу «Мария Стюарт» заменит трагикомедия «Обыкновенное чудо».

По всем вопросам возврата билетов можно звонить в кассу театра по номеру: 503-503.

«Вести – Алтай»: заслуженная артистка России Нина Таякина рассказала о своём первом выходе на сцену

Нина Таякина, заслуженная артистка России, актриса Молодёжного театра Алтая им. В.С. Золотухина, создала на сцене сотни блистательных образов классического и современного репертуара.

О первом выходе на сцену и чувстве энергии зрительного зала, о любимых ролях и важных спектаклях, о режиссёрском опыте и почему важно делиться мастерством с молодыми актёрами – об этом и многом другом рассказала гостья программы «Человек с именем».

Источник: «Вести – Алтай»

смотреть видео

Около 8000 зрителей побывали в МТА на новогодних праздниках

В Молодёжном театре Алтая завершилась новогодняя кампания. С 23 декабря по 9 января состоялось 40 показов как премьерных, так и уже полюбившихся зрителям спектаклей.

Череду новогодних представлений открыла премьера для подростков. Страшную сказку Марии Малухиной «Василисса» поставила Виктория Печерникова. Сюжет про девочку, идущую в страшный лес, знаком с детства. Но современная «Василисса» – это не сказка для маленьких, это история про взросление. Героиня проходит множество опасных испытаний, встречает на пути помощников и врагов – фантастических существ из мира русских народных сказок, и, в конце концов, встречается с самой собой. Работа над спектаклем «Василисса» в Молодёжном театре Алтая стала возможной благодаря федеральному проекту «Культура малой Родины».

Для взрослых зрителей театр подготовил стендап-комедию Дарио Фо «Свободная пара». Пьесу итальянского драматурга поставил главный режиссёр МТА Алексей Серов. Муж предложил жене жить в браке по законам свободной пары – без взаимных обязательств в верности и любви. Но он и не предполагал, что когда-нибудь и его жена воспользуется заключённым между ними договором и заведёт себе любовника.

Помимо премьер на новогодних праздниках в театре состоялись показы лучших сказок, полюбившихся малышам. С 25 декабря по 9 января можно было побывать на спектаклях «Сказка о царе Салтане», «Летучий корабль», «Гуси-лебеди», «Цветик-семицветик», «Удивительное путешествие кролика Эдварда», «Золушка», «Карлик Нос» и «Принцесса волшебного леса».

За 18 дней в Молодёжном театре Алтая побывали около 8000 зрителей.

«Алтапресс»: от Бабы-Яги до Голливуда – московский режиссёр рассказала, почему её «страшную сказку» в барнаульском театре нужно смотреть детям и родителям

И была великая битва лесной нечисти с человеком. Но заключили они перемирие – после него нельзя было людям появляться в лесу. Все строго блюли договор, пока не появилась Василисса. Неведомая сила тянет девочку в лес – там ее ждут встречи с древними духами и разные испытания. Так кратко можно описать сюжет премьерной «страшной сказки» в Молодежном театре Алтая. Поставила ее по современной пьесе Марии Малухиной режиссер Виктория Печерникова. Altapress.ru узнал у Виктории, чего бояться зрителям, кто такие Болибошка и Полуденница и как сказки влияют на нашу современную жизнь.

Нескучная «Курочка Ряба»

– Почему вы решили поставить именно этот материал?

– С драматургом Марией Малухиной мы знакомы и работаем уже несколько лет. Я делала эскиз по ее пьесе «Замыкание» в рамках лаборатории «Детский Weekend» фестиваля «Золотая маска», также Мария писала либретто к мюзиклам, поставленным мною в Челябинске, Орле и Нижнем Новгороде, но непосредственно ее пьес в театре я еще не ставила.

Пьесу «Василисса» Мария написала для театральной лаборатории «Десять минус» в РАМТе.

Эскиз спектакля по этому материалу сделал режиссер Филипп Гуревич. И, поскольку я стараюсь следить за работами моих коллег, я посмотрела запись эскиза – и сразу же влюбилась в пьесу.

Мне вообще очень нравится изучать фольклор, мифологию, сказки, традиции и ритуалы. Но также в этой пьесе поднимается много важных для подростка тем: как трудно познать самого себя, понять и принять свою природу, тема «свой-чужой», и тема необходимого для взросления отделения от родителей.

После того, как я прочитала «Василиссу» уже как ридер драматургического конкурса «Маленькая Ремарка», я связалась с Марией, и узнала, что права на эту пьесу купил Молодежный театр Алтая, и они сейчас ищут постановщика.

Я попросила, чтобы она порекомендовала меня. Утром – звонок от директора Ирины Лысковец. Оказалось, что меня рекомендовали еще несколько человек. Так все звезды сошлись.

– Когда я прочитала пьесу, у меня сложилось ощущение, что это сериал «Ведьмак» в славянской обертке.

– Не могу ничего сказать на этот счет. Я не видела сериал, хотя он есть в моем списке «Что посмотреть».

Но да, драматург действительно обращается к исконно русскому фольклору. До этой пьесы я ничего не знала о таких персонажах как Полуденница, Болибошка, Летавец. Мало понимала, кто такие на самом деле Лихо Одноглазое или Берендей.

– Может тогда просто взять фольклорную сказку и нескучно ее поставить?

– Безусловно, можно взять и «Курочку Рябу», и поставить небанально и не по шаблону. Ведь сама по себе эта сказка невероятно сложная и мудрая.

Во всех народных сказках можно докопаться до смыслов. Когда я делала мюзикл «Дюймовочка» в Челябинске, я раскопала много информации об истоках этой сказки – кто такая на самом деле Дюймовочка, кто все эти существа, с которыми она общается. Андерсен ведь тоже много обращался к народным сюжетам.

Вообще, когда мы говорим о сказках, мы подразумеваем, что все они базируются на архетипических сюжетах. Например, есть герой, с которым что-то произошло, и теперь он должен идти куда-то далеко, чтобы кого-то спасти. Вот и у нас в пьесе девочка идет в лес, чтобы спасти семью от страшного Берендея. Стандартная такая голливудская коллизия.

– Потому я и вспомнила про «Ведьмака» – там тоже есть девочка, которая плутает по лесу.

– Опять же потому, что в мире существует ограниченное количество сюжетов, на которых строится любая история.

Если говорить об оригинальной сказке «Василиса Прекрасная», то там героиня идет в лес к Бабе-Яге, которая дает ей череп со светящимися глазницами, и Василиса освещает им себе дорогу…

– В сети даже есть мем с такой картинкой.

– Наверное, вы говорите про иллюстрацию художника Ивана Билибина для сборника русских сказок Афанасьева.

Кстати, мем – это тоже современный атрибут переосмысления давно знакомых историй. Можно сказать, что и наша «Василисса» – это переосмысление классической сказки, где главная героиня после прохождения испытаний из ребенка превращается в девушку.

– То есть, чтобы современному ребенку донести какую-то мысль, нужно говорить с ним на языке Marvel?

– Ну, далеко не все дети любят эти фильмы. Когда я говорю про переосмысление и современную подачу, это не значит, что я имею в виду язык комиксов.

Но говорить на языке, который будет близок и понятен ребенку, нужно обязательно. Понятен не в смысле примитивности – дети не глупы, они умнее нас – но нужно увлечь их историей, найти ключ к их восприятию.

Каждый – супергерой

– Что нового для себя вы открыли в русском фольклоре, который изучали перед постановкой?

– Очень много! Как ни странно, я раньше не слышала ни об одном персонаже из пьесы. Ну, кроме волколака и русалок, само собой. О Берендее знала только из «Снегурочки» Островского.

А Берендей – это самый сильный лесной колдун, оборотень, который может превращаться в медведя. Ничего не напоминает? Например, героя из «Обыкновенного чуда» у Шварца.

Волколак – тоже оборотень, обращается в волка. Летавец – огненный змей, который кометой летит по небу и, залетая в дом к женщине, превращается в соблазнителя. В Средневековой Европе таких духов-искусителей еще называли инкубами.

Полуденница – это дух, в виде девушки или старухи с серпом. Она обитает на поле и один час в сутки имеет власть над миром. Если не спрятаться от нее – можно получить удар по голове. Возможно, так наши предки объясняли, что ровно в полдень надо прекратить работы и уйти в тень, чтобы не получить солнечный удар.

Болибошка – маленький старичок, который встречается в лесу путникам и говорит им, что потерял котомочку. И стоит человеку наклониться, чтобы поискать ее, Болибошка прыгает ему на спину, и у его жертвы начинаются головные боли, мигрени, в таком состоянии можно заблудиться и сгинуть в лесу.

Восточнославянские русалки – хозяйки водоемов – не имели хвоста, хвост – это позднее западноевропейское влияние. На «русалочью неделю» (или «зеленые святки» – неделя перед Троицей – Прим.ред.) они могли позволить себе что угодно – бегали по полям, сидели на деревьях, забирались в дома и могли защекотать людей до смерти. Девушки оставляли голым русалками свои рубахи, таким образом, откупаясь от них.

– А мы помним разве что Бабу-Ягу, Лешего да Кикимору…

– Мы потеряли не только знания о духах предков. Утеряны многие традиции и почти утерян малый фольклор – потешки, пестушки, поговорки, приметы, загадки.

Очень мало осталось и от настоящих славянских сказок. А ведь раньше сказками объяснялось устройство всего мира, они были связаны с обрядовой деятельностью. Таким образом, шла передача сакральных знаний в устном творчестве. В сказках не было морали, мир не делился на плохих и хороших.

Та же Баба-Яга была не злодейкой, а ведуньей, которая много чего знала и ведала. А нога у нее была костяная, потому что она была вхожа в мир мертвых и живых. Печь была проходом в мир мертвых, ушедших предков.

– Поэтому к ней и относились с уважением.

– У нас в пьесе взаимоотношения лесной нечисти и человека подается как тема отношений природы и человека. Люди ходят в лес – как они должны себя там вести? Безусловно, с особым уважением.

Нужно быть чутким к миру, слышать, что он тебе говорит. Сначала Василисса ведет себя в лесу как норовистый подросток, а после того, как сталкивается с лесными обитателями, с другим миром, начинает уже прислушиваться, присматриваться, становится более осторожной.

В сцене, когда главная героиня произносит свой самый сильный заговор, я посоветовала актрисе Анастасии Даниловой представить за своей спиной всех своих предков. Этот секрет энергетической мощности мне рассказали в ГИТИСе.

В познании себя, своих корней и строится вся интрига спектакля. Героиня должна узнать, почему она ходит по ночам, говорит на змеином языке…

– Тут мы должны еще вспомнить Гарри Поттера и момент избранности.

– Да, всякий подросток думает, что он избранный. Гарри Поттер потому и стал таким популярным, потому что это мечта каждого – стать супергероем.

– А потом он взрослеет, устраивается в офис и его мечты об избранности разбиваются вдребезги.

– А здесь и кроется самое важное – выбор собственного пути. Можно не работать в офисе, а делать то, что велит душа. Есть тысячи примеров, когда люди в 50−60 лет кардинально меняли свою жизнь.

Но если уж ты работаешь в офисе, и это твой осознанный выбор – сделай так, чтобы тебе там не было скучно, добавь творчества, креативности. Переверни мир, как Стив Джобс. За это ты тоже ответственен.

Главное – быть счастливым на своем месте, понять, зачем ты пришел в мир, в этом сверхзадача человека.

Сказка для взрослых

– Сказка – страшная. Чего нам бояться?

– Для меня самые страшные моменты в спектакле – это когда Василисса боится себя, своей природы. Мир ее провоцирует, требует проявить свою силу, а она не знает, что с собой делать. Персонажи нашего спектакля кому-то могут показаться страшными и жестокими, но на самом деле нет ничего страшнее, чем предать себя.

– Вы хотите, чтобы дети смотрели ваш спектакль с родителями. Почему для вас это так важно?

– Потому что мамы и папы часто забывают, что когда-то сами были подростками. А иногда не забывают, но всеми силами стараются сделать так, чтобы дети не совершали их ошибок. Но так не работает.

Подросток должен получить свой опыт сам. Родители должны дать ему поддержку, ощущение безопасности, надежного тыла. А не делать из него юриста или балерину, чтобы реализовать собственные амбиции и мечты. Услышать природу ребенка – великая миссия родителей.

Мамы и папы могут увидеть это в нашем спектакле. Родители Василиссы пытаются оберегать ее, защищать, а значит контролировать. И только в финале, они многое переосмысляют и дают сделать ей свой выбор самостоятельно.

– Получается, сказка – ложь, да в ней намек, конкретно тут – родителям.

– Можно сказать и так. Я не люблю, когда говорят, «я лучше знаю, что для моего ребенка хорошо», «так принято», «а что люди скажут», «мы так жили, и он пусть так живет». Все эти фразы и надстройки не про «услышать ребенка», они не позволяют ему найти свой путь, и он вынужден следовать родительской указке или убегать из дома.

Я понимаю, что переходный возраст – это стресс для всей семьи. У меня самой растет подросток.

Некоторые родители с ужасом наблюдают, как их милый малыш прекращается в прыщавое существо с длинными руками и ногами, которое еще вдруг перестает их слушаться и начинает хамить, хлопать дверями, запираться в комнате. Принять такую перемену безумно трудно. Надо искать диалог с подростком, ежедневно выстраивать отношения, это важно для его будущего.

Но трудно и самому подростку, который зачастую сам не понимает, что с ним происходит. Так что тут семье можно пожелать только терпения.

– Говорят, сегодня для подростков пишут мало хороших пьес.

– Это неправда – просто те, кто это утверждает, мало читают. Каждый год на конкурс «Маленькая Ремарка» присылают очень много хорошего материала. Единственный «проблемный» возраст, для которого пишут меньше пьес – это 8−12 лет.

Но режиссеры для этого возраста часто берут не драматургию, а прозу, в том числе зарубежную. Есть прекрасные детские издательства, например, «Самокат» или «Розовый жираф». Они проводят разные конференции по детской литературе, составляют на сайте подборки. И многие переводчики зарубежной литературы, например, Ольга Варшавер, новый интересный материал сразу пересылают режиссерам и завлитам театров.

– Какие сказки сами бы посоветовали почитать-посмотреть?

– Я очень люблю все сказки из моего детства. Джон Толкин, Льюис Кэрролл, Кир Булычев, Астрид Линдгрен, Клайв Льюис. Обожаю советские фильмы Александра Роу.

Сама я фанат английского писателя Дэвида Алмонда – ставила спектакли по его книгам «Меня зовут Мина» и «Мой папа – птиц». Еще люблю Кейт ДиКамилло, автора «Удивительного путешествия кролика Эдварда». Кстати, эту сказку можно увидеть здесь, в Молодежном театре Алтая. Из российских писателей мне нравятся Ольга Громова, Нина Дашевская и Мариам Петросян.

Сейчас при желании можно найти всё, выбор огромен, и множество специалистов помогают понять и изучить огромный мир детской и подростковой литературы.

Понимаю, что сложно, некогда – да, родителем быть трудно. Но интересно.

Что известно о собеседнике

Виктория Печерникова родилась в Москве.

В 2000 году окончила оперное отделение школы «Галина Вишневская». В 2004 году – актёрский факультет Института современного искусства.

До 2010 года работала преподавателем актерского мастерства и ассистентом режиссера в колледже музыкально-театрального искусства № 61 «Галина Вишневская».

В 2015 году окончила режиссерский факультет ГИТИСа.

Работала в разных театрах страны – Et cetera, «Школа современной пьесы», Московском ТЮЗе, театре на Таганке и многих других.

Поставила в Бийске два спектакля – «Фантазии Фарятьева» по пьесе Аллы Соколовой и «Мятель» по произведению Пушкина.

Когда смотреть спектакль

Спектакль «Василисса» можно будет увидеть в МТА 8 и 9 января. Начало в 17:00, цена билета – 250−400 рублей.

Надежда Чехович

Источник: «Алтапресс»

В Молодёжном театре Алтая состоялась премьера комедии о свободных отношениях в браке

2 января в Молодёжном театре Алтая состоялась премьера спектакля «Свободная пара». Стендап-комедию по пьесе итальянского драматурга Дарио Фо поставил главный режиссёр МТА Алексей Серов.

Когда-то муж предложил жене жить в браке по законам свободной пары – без взаимных обязательств в верности и любви, ибо только так, по его мнению, можно сохранить честные и долгие супружеские отношения. Однако муж вовсе не предполагал, что когда-нибудь и его жена воспользуется заключённым между ними договором и заведёт себе любовника…

Комический эффект от всего происходящего усилен в спектакле приёмом «театр в театре», а зрители становятся непосредственными свидетелями на процессе по «делу о супружеской неверности». Премьерные показы «Свободной пары» продлятся до 7 января, телефон кассы театра: 50-35-03.

смотреть фото

«Алтайская правда»: Молодёжный театр Алтая приготовил подросткам необычный новогодний подарок

Молодёжный театр Алтая приготовил подросткам необычный новогодний подарок. В страшой сказке «Василисса», они, похоже, с удовольствием узнают себя.

Московскому режиссеру Виктории Печерниковой в одноименной пьесе Марии Малухиной, по ее собственным словам, оказалась близка идея взросления через нарушение родительских запретов, чтобы в какой-то момент подросток впервые взял ответственность за последствия на себя. Но вообще-то, и в тексте, и в получившемся спектакле еще много ценных мыслей, которые пригодятся и детям, и родителям.

Семья с секретами

Юная Василисса (ее играет Анастасия Данилова) живет с родителями на опушке леса. Вокруг на триста верст больше ни души – во всяком случае, так говорят маменька (актриса Наталья Сляднева) и тятенька (Алексей Бурдыко). При этом ходить в лес девочке строжайше запрещено: там опасные звери. Эти рисованные двухголовые птицы, пятнистые ящеры и прочие химеры ползают, высунув язычки, по огромному экрану позади избушки.

С девочкой что-то не так: ночью в свете луны она во сне вылезает на крышу домика и шепчет странные заклинания, а проснувшись, сама не может понять, что с ней было. Впрочем, и родители ведут себя странно: похожие пластикой на деревянные крестьянские игрушки или плоскостные лубочные картинки, они все время что-то недоговаривают. А маменька так и вовсе чуть не каждую свою фразу обрывает, закрывая себе рот ладошкой.

Заглянув однажды в лес (экран поднимается, и за ним оказывается «чащоба» из канатов, обрамленная блестящим занавесом), Василисса выясняет, что никакого зверья там нет, зато полно разной нечисти из славянских сказок. И первое же встреченное магическое существо – противного старичка Болибошку (Андрей Одинцов), который без долгих предисловий взялся ее душить, – она своим криком обратила в камень! А тут еще к родителям свалился с неба Летавец (Александр Пальшин), гонец от некоего Берендея, хозяина леса, который почему-то требует дань.

И тогда Василисса решает разобраться наконец во всем самостоятельно: пойти в лес, защитить семью и, если получится, обратить Берендея тоже в камень. На этом пути она обретает волшебного компаньона – застенчивого юного оборотня-волколака по имени Белояр (Андрей Потереба), а также встречает оголодавшее без человечины Лихо Одноглазое (Валерий Лагутин), спятившую от одиночества Полуденницу (Виктория Проскурина) и троицу опасных русалок…

Девочка, ты кто?

Если маменька и тятенька наряжены как условные крестьяне, то Василисса – совершенно обычный современный подросток с синеватыми косичками, в клетчатой рубашке, джинсах и сером акриловом кардигане, какой можно найти в любом магазине молодежной одежды. Образы сказочных существ тоже решены художником-постановщиком Ксенией Кочубей без особых магических затей, но символично: Полуденница носит огромный золотистый кокошник, намекающий на опасное солнце, Лихо – сложную маску и черную косуху, Берендей (Александр Чумаков) вообще ходит в приличном костюме с галстуком. А у Белояра из волчьих примет один только меховой «хвостик» на голове.

Роскошь и спецэффекты этой современной сказке и не нужны. Будучи метафорой взросления, она играет буквально на поле архетипов. Нарушив табу, девочка одна идет в темный лес, что же будет? Впрочем, заглавная героиня в исполнении Анастасии Даниловой особой кротостью не отличается. Это убедительно сыгранный дерзкий и колючий подросток, решительный в силу неведения, напуганный пробуждением и происхождением собственных странных способностей.

За все полтора часа действа мы не видели в зале ребенка, который бы отвлекся на болтовню или уткнулся в телефон, а после с облегчением рванул в гардероб, – наоборот, именно юные зрители и устроили артистам овацию. И этот успех спектакля отчасти можно объяснить тем, что его сюжет движется тропой, проторенной подростковой литературой и кинофантастикой последних десятилетий, чем-то напоминая и «Гарри Поттера», и «Сумерки», и «Звёздные войны» (скажем, у Василиссы явно был шанс повторить путь Энакина Скайуокера – обратите внимание на сцену с отгрызенной рукой!).

Полезные идеи для взрослых зрителей тут тоже припасены: например, что честность в отношениях с чадом – лучшая политика. Или что подростки, даже если временами кажутся чудовищами, детьми от этого быть не перестают. Удерживая баланс увлекательного, страшного и смешного, «Василисса» говорит со зрителями всерьез, чтобы в конце логично объяснить все: и родительские страхи, и мистику, и двойственную природу главной героини, и двойную «с» в ее имени.

Любовь Карпова

Источник: «Алтайская правда»

Афиша
Новости
Соцсети