«Культура Алтайского края»: дыхание третьего тысячелетия – размышления о спектакле «Вишнёвый сад», поставленном в Молодёжном театре Алтая

В конце XX века, в 1996 году, на малой сцене Алтайского краевого театра юного зрителя режиссером Виктором Захаровым был поставлен спектакль по пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад». Мягкий, лиричный, словно прописанный акварелью, спектакль этот шел в театре свыше десяти лет и снискал сердечное расположение очень многих зрителей. И вот теперь, в начале XXI века, в 2015 году, на сцене Молодежного театра Алтая в постановке известного новосибирского режиссера Сергея Афанасьева состоялась новая встреча с героями «Вишневого сада».

И хотя между первой и второй постановками «Сада» прошло не так уж много времени, дыхание третьего тысячелетия остро ощущается в стремительно меняющемся укладе всей нашей жизни, включая и нравственные приоритеты. Эти явные и подспудные процессы нашли свое прямое отражение в искусстве постмодернизма. В его пронзительно-тревожных, эксцентричных и парадоксальных переплетениях знакомых тем и сюжетов, разрушающих привычное линейное восприятие времени.

Спектакль Сергея Афанасьева «Вишневый сад» отмечен ярким, оригинальным, провокативным прочтением классического произведения. Решение пьесы, знакомой со школьной скамьи, может как шокировать, так и восхищать. Все дело во внутренней установке зрителя. Авторское высказывание Сергея Афанасьева многомерно и объемно. Это тот самый случай, когда литературная основа и режиссерское видение порождают новый текст – сценический. При этом содержательная сторона пьесы Антона Павловича ничуть не пострадала от постмодернистского прочтения. А скорее, наоборот, приросла дополнительными смыслами. Мы, в отличие от чеховских героев, прекрасно знаем, что будет потом: и с садом, и с домом, со страной и ее гражданами. Сценический текст спектакля МТА, произрастающий из матрицы общеславянского архетипа: рай – сад – царство, нисколько не расходится с поэтикой Чехова. Именно из этой матрицы и рождаются ведущие темы спектакля: утрата дома, уничтожение сада, историческая фатальность. Темы рифмуются и дополняют друг друга в контексте режиссерского послания, вызывая долгое эхо реминисценций.

Все ждут с нетерпением возвращения Раневской из Парижа. Все-таки событие: пять лет, как уехала, и вот возвращается. Какая она теперь? Любовь Андреевна (актриса Галина Чумакова) появляется на сцене в окружении домочадцев, вереницей следующих за ней в комнату, «которая до сих пор называется детскою». Она не замечает убогого состояния «милой, прекрасной комнаты»: обшарпанные стены, изрядно потертый старинный шкаф, железные кровати, сиротские покрывала. Любовь Андреевна все время, будто пытается что-то вспомнить, восстановить, зацепиться. Останавливается перед Лопахиным (актер Александр Савин) и долго смотрит на него. Потом слегка удивленно, боясь ошибиться, произносит: «Ермолай»! А он, еще совсем недавно беспокоившийся, узнает ли она его, смущенно добавит: «Алексеевич». И сразу между этими людьми возникает чувственный контакт. Ермолай уже не тот мальчик с разбитым носом, которого Любовь Андреевна утешала в этой самой комнате: «Не плачь, мужичок, до свадьбы заживет», а привлекательный молодой мужчина. Успешный, предприимчивый, богатый. И к тому же душевно открытый, даже простоватый. Обращаясь к Раневской, прилюдно признается: «Я люблю вас, как родную… больше, чем родную». Чувствуется, что судьба вишневого сада волнует его не меньше, чем хозяев. У Лопахина даже план спасения этих людей имеется, только вот не понимают они его. Поток сознания чеховских героев неразрывно связан с воспоминаниями о прошлой жизни, которые, судя по всему, больше, чем воспоминания. Поэтому их вчера реальнее, чем сегодня. Вспоминают и обретают опору, оживают. «Посмотрите, покойная мама идет по саду… в белом платье! Это она», – говорит Раневская. Эхом отзывается Гаев: «Я сидел на этом окне и смотрел, как мой отец шел в церковь…» Да, это память, которая жива в каждой секунде бытия. Потому-то все они, растерянные перед обстоятельствами, держатся друг друга. На резкую реплику Раневской: «Как это – продать сад?!» сбегаются встревоженные домочадцы. Они стоят, словно приговоренные к пожизненному заключению. И когда в контексте событий раздастся резкий звук от удара по висящей рельсе, созывающий героев отобедать (они едят из эмалированных тарелок, торопливо стучат ложки), откроется панорама их будущей жизни.

Для Раневской и Гаева (артист Евгений Бакуменко) сад – это нечто большее, чем просто старинное родовое имение. Это – земля обетованная. Ось жизни. С какой внутренней болью, с каким предельным сокрушением говорит Любовь Андреевна о саде: «Ведь я родилась здесь, здесь жили мои отец и мать, мой дед, я люблю этот дом, без вишневого сада я не понимаю своей жизни, и если уж так нужно продавать, то продавайте и меня вместе с садом»! В порыве полного отчаяния Любовь Андреевна пытается развернуть «многоуважаемый шкаф», с помощью Фирса ей удается это осуществить. Зритель увидит на тыльной стороне шкафа портрет маленького мальчика в шляпке с полями. Грустный такой портрет. Она сядет рядом с ним: «Мой сын утонул здесь». Невозможно забыть лицо Раневской в этот момент. Ее страдание и всепоглощающая печаль рождают глубокое сопереживание.

За бесконечными разговорами персонажей, за самозабвенной верой то в «новую жизнь», то в «ярославскую бабушку» проступает абсолютная беспомощность и надломленность главных героев. Как говорит старенький Фирс (артист Виктор Синицын), хранитель Времени: «Все враздробь, и не поймешь ничего». В атмосфере спектакля есть нечто фатальное. «Надрыв пространства и времени так высок, что с ним невозможно не считаться». (Алёна Карась. «Эх, эх, без креста…» Новая газета, 06.02.2015.) Он обволакивает и дом, и сад, и простирается все дальше и дальше, отзываясь «звуком лопнувшей струны», как бы предупреждающим о точке невозврата.

Режиссер Афанасьев создает характерное для постмодернизма единое пространство-время. В нем вполне убедительно сосуществуют и песня о счастье Джона Леннона, которую поет родства не помнящая Шарлотта Ивановна (актриса Светлана Сатаева), и горьковский «Буревестник», под крылом которого готовит себя к новой жизни Петя Трофимов (актер Евгений Любицкий), и либертанго Астора Пьяццоллы, соединившее в порыве страсти Лопахина и Раневскую. Этот танец, обнажающий что-то глубоко потаенное, личное, производит ошеломляющее впечатление и на действующих лиц, и на зрительный зал, который после эротического вихря буквально взрывается аплодисментами. И странным образом закрадывается надежда. А вдруг на этот раз вишневый сад будет спасен! Ну, почему бы и нет? Ведь были же Третьяковы, Мамонтовы, Морозовы, а? Но Сергей Афанасьев – жесткий режиссер, не допускающий никаких иллюзий. Достаточно вспомнить сцены, в которых Лопахин с упоением рассказывает о торгах, совершенно не чувствуя боли хозяев усадьбы или с горделивой плебейской радостью кричит: «Вишневый сад теперь мой! Мой! Приходите смотреть, как Ермолай Лопахин хватит топором по вишневому саду!» И он действительно возьмет топор и замахнется. Раневская взметнется и ляжет под топор. Только так она сможет продлить жизнь сада и запомнить его цветущим. А потом все эти странные милые люди соорудят «ковчег», заполнят его нехитрым скарбом и поплывут неизвестно куда и зачем в поисках утраченного времени. Фирс, которого забыли в проданном доме, будет бежать и бежать по замкнутому кругу, пытаясь догнать хозяев, пока не упадет.

В зрительном зале – напряженная тишина. Абсолютное погружение в сценическое действие. Чеховский текст, осмысленный и прочувствованный в контексте нашего времени, создает сильное драматическое напряжение. Герои спектакля часто вглядываются куда-то вдаль, как бы надеясь что-то там разглядеть. Может быть, ответы на свои внутренние вопросы? А, может быть, прошлое, о котором они часто вспоминают? А может быть, новую жизнь и гордого человека?

Спектакль МТА «Вишневый сад», несомненно, художественное явление в театральной жизни Барнаула. Он наполнен живой энергией. Он будоражит, волнует, раздражает и просветляет наши души. «Вишневый сад» – спектакль ансамблевый, в котором главную роль играет ведущая актриса МТА Галина Чумакова. Сложнейшая роль мирового репертуара сыграна ею с мощным внутренним драматизмом, с глубоким психологическим проживанием судьбы Раневской. Бытование героини долго не отпускает и «возвращает образы и множит».


«Пишу по четыре строчки в день, и те с большим трудом». Это строки из письма Чехова о работе над пьесой «Вишневый сад» в Ялте, где он находится по рекомендации врачей. Через полгода после премьеры «Вишневого сада» в Московском художественном театре Антон Павлович умрет. А мы, люди, живущие в третьем тысячелетии, с памятью о двух мировых войнах, Холокосте и Хиросиме, уже не можем вслед за молодыми героями пьесы восторженно приветствовать новую жизнь.

Елена Кожевникова

Источник: «Культура Алтайского края»

Новости

18.10.2021

Артист МТА Александр Коцубенко стал лауреатом Губернаторской премии имени Валерия Золотухина

«Вечерний Барнаул»: Молодёжный театр Алтая поставит Януша Корчака

17.10.2021

Лучшие папы МТА: Валерий Лагутин

Лучшие папы МТА: Виктор Синицин

16.10.2021

Лучшие папы МТА: Виталий Прозоров

Лучшие папы МТА: Александр Чумаков

15.10.2021

Лучшие папы МТА: Анатолий Кошкарёв

Артист МТА Александр Коцубенко стал лауреатом Губернаторской премии имени Валерия Золотухина

В Алтайском крае стали известны имена лауреатов Губернаторской премии имени Валерия Золотухина в области театрального искусства. В 2021 году в соответствии с распоряжением главы региона и на основании решения комиссии премии удостоены: артист-вокалист Алтайского государственного музыкального театра Мария Евтеева, артист Алтайского государственного театра для детей и молодёжи им. B.C. Золотухина Александр Коцубенко, артист (кукловод) театра кукол «Сказка» Александр Сизиков и артист Бийского городского драматического театра Артём Фоменко. По традиции престижную премию присудили трём студентам Алтайского государственного института культуры: Валерии Бородкиной, Юлии Пономаренко и Сергею Мячину.

Александр Коцубенко окончил Алтайскую государственную академию культуры и искусств в 2013 году (второй целевой актёрский курс под кураторством народного артиста РФ Валерия Золотухина, руководитель курса – доцент кафедры режиссуры АлтГАКИ Геннадий Старков). Один творческий сезон отработал в Алтайском краевом театре драмы им. В.М. Шукшина, в 2014 году перешёл в Молодёжный театр Алтая. За это время исполнил более 30 ролей как в детских сказках, так и в спектаклях для взрослых зрителей.

Сейчас артист занят в репетициях спектакля «Крахмальная, 92» по повести Януша Корчака «Когда я снова стану маленьким». Премьерные показы состоятся 12, 13 и 14 ноября. Телефон кассы театра: 503-503.

Справка

Губернаторскую премию имени Валерия Золотухина в области театрального искусства учредили в регионе в 2014 году. Это одна из форм государственной поддержки молодых актёров, режиссёров, сценаристов театров Алтайского края, студентов театральных курсов. Ежегодно премию в размере 50 тысяч рублей присуждают четырём молодым театральным деятелям и трём студентам – по 15 тысяч рублей.

«Вечерний Барнаул»: Молодёжный театр Алтая поставит Януша Корчака

В ноябре на камерной сцене Молодёжном театре Алтая представят постановку «Крахмальная, 92» по повести «Когда я снова стану маленьким». Жанр обозначен как «урок (мне) взрослому».

В повести-фантазии Корчак снова оказывается мальчишкой, и благодаря помощи доброго гнома предлагает читателям посмотреть на детскую жизнь взрослыми глазами. Вы просыпаетесь и понимаете, что снова стали ребёнком, не потеряв прежнего опыта и знаний. Но в жизни ребёнка, оказывается, есть не только беззаботное счастье, но и переживания, страхи и тревоги. Осознав, как иногда трудно быть ребёнком, легче понять своих детей.

«Боюсь. Неприятно бояться. Если бы я был взрослый, я бы не боялся. Никто бы примеров у меня не списывал», – писал Януш Корчак.

«У меня уже есть часы, усы, письменный стол с выдвижными ящиками – всё как у взрослых. И я в самом деле учитель. И мне нехорошо… Знал бы, ни за что бы не хотел стать взрослым. Ребёнку во сто раз лучше. Взрослые – несчастные. Неправда, будто они делают что хотят. Нам ещё меньше разрешено, чем детям», – ещё одна говорящая цитата из книги.

Единственный способ хотя бы ненадолго снова стать маленьким – просто вспоминать, что с тобой происходило много лет назад. «Крахмальная, 92» – история о воспоминаниях детства, о большом мире маленьких людей, о первой любви, о детской правде во взрослом мире.

Режиссёр спектакля – Бениамин Коц. Он уже известен зрителям театра по волшебной трагедии по пьесе Керен Климовски «Мой папа – Питер Пэн», получившей Гран-при IV Всероссийского молодёжного театрального фестиваля им. В.С. Золотухина. Режиссёр продолжает исследовать мир детства глазами взрослого. Билеты на премьеру уже в продаже. Телефон кассы театра: 50-35-03.

Премьерные показы нового спектакля пройдут 12, 13 и 14 ноября на камерной сцене.

Януш Корчак – врач, писатель, педагог, основатель «Дома сирот», не бросил своих воспитанников даже в газовой камере. Он доказал, что его слова о любви к детям – не пустой звук. Его книги – мудрые, философские, заставляющие родителей задуматься.

Лучшие книги Янушка Корчака

«Как любить ребёнка». Книга пронзительная, философская и сентиментальная. Ребёнок у Корчака не понят, одинок, чужд миру взрослых.

«Несерьёзная педагогика». Книга составлена из цикла одноимённых бесед по польскому радио. В ней можно познакомиться с добрым и мудрым писателем. Он, ироничный и чуткий, будто бы оживает перед глазами, о серьёзном Корчак говорит с мудрой и понимающей улыбкой. В книге вы найдёте живые зарисовки и практические советы.

«Право ребёнка на уважение». Манифест, в котором Корчак призывает уважать личность ребёнка. Он разбирает такие аспекты, как уважение к потребности ребёнка в деньгах, незнание, право на познание.

«Лето в Михалувке». Еврейских мальчишек из бедных кварталов отправляют на лето в деревню с воспитателями из «Общества летних колоний». О жизни лагеря и рассказывает Корчак. Потрясающие зарисовки о детях, впервые в жизни увидевших бабочек и жеребёнка.

Татьяна Латышева

Источник: «Вечерний Барнаул»

Лучшие папы МТА: Валерий Лагутин

Валерий Лагутин – заслуженный артист России. В Молодёжном театре Алтая он проявляет себя как профессионал, серьёзно относящийся к своей работе. Валерий Николаевич – ведущий мастер сцены, чуткий учитель, надёжный партнёр. Если даже неожиданно заглянете в гримёрку, то обязательно обнаружите его с пьесой в руках, работающим над своей ролью. С высочайшей ответственностью артист выходит на сцену как в сказках для детей, так и в спектаклях для взрослых зрителей – исключений нет.

Сын Валерия Лагутина Николай рассказывает, что с самого детства папа давал только дельные советы, начиная с того, как правильно держать в руках молоток, заканчивая тем, что всегда надо быть честным с людьми, ответственным за свои поступки. «Навсегда запомнил, как папа, провожая в армию, объяснял мне, как там всё устроено. Не прислушаться не мог – он единственный в Алтайском крае артист, который принимал участие в боевых действиях в «горячей» точке. Его советы очень помогли», – говорит Николай.

По словам сына, Валерий Лагутин только кажется чрезмерно серьёзным. На самом деле артист – семейный человек, очень общительный, понимающий. И он с большим удовольствием проводит время в кругу родных.

Лучшие папы МТА: Виктор Синицин

Ведущий мастер сцены Молодёжного театра Алтая Виктор Синицин с женой – артисткой Татьяной Синициной – воспитали двоих сыновей. Папу они характеризуют как заботливого, внимательного, волевого, сильного и вдумчивого человека. «Мы с братом старались все проблемы решать сами, родителей не втягивать. Если вдруг папа узнавал, что у нас что-то не так, – предлагал помощь, принимал участие в их решении. Он всегда для нас был авторитетом, надёжным человеком. За всю жизнь ни разу не было случая, чтобы я с ним поругался. Никогда не было каких-то разногласий или недопонимания», – рассказывает Семён, младший сын.

Дети для Виктора Александровича – главное. Для них он никогда не жалел любви, внимания и заботы. Даже сейчас, когда сыновья выросли, артист занимается воспитанием – на любом семейном празднике он в центре внимания малышей. С удовольствием играет с ними, рассказывает истории, читает. «Воспитание – сильнейшая сторона папы, – добавляет Александр, старший сын. – Хорошо помню случаи из детства, когда психовал, злился, был чем-то недоволен. Он умело подбирал слова, после которых я успокаивался, понимал, что веду себя неправильно, нервничаю из-за пустяка».

Одно из увлечений Виктора Александровича – велосипед, артист признаёт только этот вид транспорта. Он научил кататься на нём и детей. Доброй традицией у Синициных стали поездки на долгие расстояния. «С велосипедом у меня связано очень яркое воспоминание из детства, – говорит Семён. – Было дождливо и холодно. Мы с папой куда-то ехали на одном велосипеде – я был на сиденье, приделанном к раме. Наши руки были на руле, и мы по очереди друг другу их грели».

Лучшие папы МТА: Виталий Прозоров

В труппе МТА есть молодой отец Виталий Прозоров. Его сыну Данилу всего три года, поэтому малыш рассказать о папе пока не может. Зато может жена артиста Алиса.

Она говорит, что муж проявил себя как заботливый папа. С рождения ребёнка Виталий всегда был рядом, переживал из-за коликов, температуры, насморка. Он с удовольствием носит малыша на руках, моет, балует новыми игрушками. Чаще именно папа гуляет с сыном. Алиса в дела мужчин не лезет: «Они на своей волне. В этих развлечениях – побить крапиву палкой, побросать камешки в яму, попрыгать в луже – я не сильна. А кто как не папа должен обучить мальчика этим важным делам?».

С появлением сына Виталий Прозоров изменился – повзрослел, стал более серьёзным, решительным, поменял приоритеты. Всё свободное от работы время он проводит с семьёй. Несвободное – тоже: впервые в Молодёжном театре Алтая Данил побывал, когда ему было всего три месяца.

Лучшие папы МТА: Александр Чумаков

Ещё один гордый отец труппы МТА – Александр Чумаков. Вместе с супругой – артисткой Галиной Чумаковой – они смогли воспитать детей так, что эту семью можно назвать одной из самых дружных.

Дочь Ангелина говорит, что её папа умный, прозорливый и внимательный. «Люблю, когда он танцует. У меня огромное количество видео, где папа балдеет под самую разную музыку. Если настроение совпадает – присоединяюсь. И в такие моменты понимаю, что это самая клёвая тусовка», – рассказывает она.

Артист всегда в хорошем расположении духа. И даже если это не так, он никогда не даст виду, будет по-прежнему шутить, рассказывать невероятные истории, поднимать настроение окружающих.

Ангелина добавляет: «Из детства помню, что папа вставал рано, спускал воду из крана, чтобы мы могли умываться тёплой водой, когда просыпались. Сейчас я выросла, уехала в другой город на учёбу, но до настоящего времени он продолжает опекать меня – звонит и спрашивает: «Ты хорошо ешь?». В общем, папа – невероятно заботливый человек. Это проявляется во всём и ко всем».

Лучшие папы МТА: Анатолий Кошкарёв

17 октября в России впервые будут праздновать День отца. Мы решили пристально посмотреть на артистов Молодёжного театра Алтая, а потом спросить у их детей, как мастерам сцены даётся роль папы.

Анатолий Кошкарёв в труппе театра с 1988 года. За это время перевоплотился, кажется, во всех. А дома он проявляет себя с неожиданной стороны. Сын артиста Данил говорит, что папа – настоящий технарь. Он легко может починить любое оборудование, вышедшее из строя. Эти умения органично уживаются с его творческим отношением к жизни.

Анатолий Иванович всегда много времени проводил на работе, но прикладывал все усилия, чтобы детство Данила было счастливым. «Он, конечно, пользовался служебным положением. Помню, что на День рождения, Новый год и другие праздники всегда приходили его коллеги в костюмах клоунов, зверей, сказочных персонажей, поздравляли меня. А однажды папа устроил сюрприз, который я запомнил навсегда: принёс домой крысу! Это был самый лучший подарок. Правда, мама сначала не оценила», – вспоминает сын.

Годы прошли. Теперь Данил студент, мама вышла на работу, папа по-прежнему много времени проводит в театре. Он стал более спокойным, степенным, не обошлось без появления седины. И семья Кошкарёвых старается как можно больше времени проводить вместе.

Афиша
Новости
Соцсети