«Культура Алтайского края»: лабиринты судеб – Иван Стебунов поставил в Молодёжном театре Алтая спектакль по пьесе Ивана Вырыпаева «Иллюзии»

Иван Стебунов, известный российский актер, и во втором воплощении – режиссер, поставил в Молодежном театре Алтая спектакль по пьесе Ивана Вырыпаева «Иллюзии». Постановщик вслед за драматургом извлек из банального сюжета философский смысл и уверенно провел зрителя от недоумения к катарсису.

Сцена-ребус

Пьеса «Иллюзии» построена на жизненных историях, которые рассказывают четыре пожилых человека – две супружеские пары, дружившие с юности. Герои расположились на трех диванчиках и попеременно повествуют о себе или о ком-то из четверки. Организация игрового пространства и композиционные приемы постановки – живые высказывания героев перемежаются с видеозаписями из семейного архива и рекламой, транслирующимися на экран, – словно под копирку сняты с известного телешоу «Пусть говорят». Первые минуты спектакля зритель испытывает недоумение: сначала по поводу сценографии, затем – монолога Дени (актер Александр Савин). Театральный критик Яна Глембоцкая, слушая речь Дени, и вовсе испугалась: «Все пропало!».

Дени умирает, его последняя речь обращена к жене, с которой они прожили 52 года. Длинный монолог о любви герой произносит ровным речитативом, предельно ясно выговаривая слова, не допустив ни одного эмоционального всплеска, будто тренирует дикцию. Речевую интонацию можно сравнить с чтением инструкции по применению чего бы то ни было, с зазубриванием параграфа из учебника, со спичем менеджеров, приносящих товары в офисы, или с заключительными слоганами телеведущих, которые отрепетированной скороговоркой произносятся в финале программы: берегите себя и своих близких. В такой же малопересеченной, бесстрастной манере дьячок бормочет правило в пустой церкви.

«Я благодарен тебе за то, что ты научила меня любви, – говорит Дени Сандре. – Я ни разу не изменил тебе. Я благодарен тебе, ты объяснила мне, что настоящая любовь это не слова, не романтика, это труд; любовь – это взаимность и ответственность…».

И далее минут пять в этом же духе, и все – на одной ноте.

Зритель теряется в догадках по поводу безэмоциональной оболочки прощального слова, как, впрочем, и по поводу самой возможности столь долгой и столь книжной на смертном одре речи. Дени произносит формулы. Мы слышали их тысячи раз. Они нам знакомы, как, например, знакомы десять библейских заповедей.

«Любовь может быть только взаимной», – повторяет Дени.

«Любовь может быть разной», – включается в мысленный диалог зритель и, заметим, тоже фразой-штампом.

Люди, пришедшие на показ, сомневаются во всем, что происходит на сцене, они испытывают даже некоторое недоверие к режиссеру. У публики много вопросов, и, пожалуй, она готова оспорить постулаты Дени. При этом нетрудно заметить, что на каждое внутреннее вопрошание находится, как минимум, два ответа и оба имеют право на существование. Озадаченный зритель невольно втягивается в историю, собственно, он попадает в ловушки, расставленные режиссером. И сцена а-ля Малахов, и монотонное слово героя – все это западня, которую Стебунов выстраивает намеренно, чтобы заставить зрителя удивляться и даже раздражаться, дабы в итоге овладеть его вниманием. Постановщик прибегает к уловкам, поскольку в пьесе «Иллюзии» слабо выражено действие, зато много текста – спектакль состоит из монологов.

Сценические ходы Иван Стебунов выстраивает от противного. Мы привыкли воспринимать театр как нечто необычное с интересными декорациями, эмоциональными диалогами. И вдруг все наоборот: мгновенно узнаваемый, можно сказать, из вульгарной повседневности игровой помост; очищенная от эмоций, стерилизованная речь. В основе творческого почерка режиссера – поэтикаребус, она призвана задавать зрителю задачи, заставлять думать.

Неслучайно на афише спектакля изображено многоликое яблоко, смачно надкушенное с одного бока. Это за спиной Ивана Стебунова маячит образ художника Рене Магритта, создававшего картины-ребусы и часто вместо лица изображавшего яблоко. Работы Магритта призывают освободиться от банальных смыслов, побуждают к активному размышлению и поиску ответов на вечные вопросы. В «Иллюзиях» замысел срабатывает: слушая банальные истории, зритель погружается в глубокую рефлексию, философские размышления.

О чем пишет и за кем идет Вырыпаев?

Вот вкратце содержание пьесы «Иллюзии». Через год на смертном одре окажется Сандра (актриса Юлия Юрьева), жена Дени. Она позовет Альберта (артист Анатолий Кошкарёв), друга мужа, и признается, что всю жизнь любила только его, на расстоянии, не смея выдать себя. Большое чувство помогало ей жить, безответность научила ее ценить любовь и переносить это великое чувство на других людей. Альберта тут же озаряет, что он всю жизнь любил Сандру, и он признается в этом жене Маргарит (актриса Ирина Клишевич). Та в ответ сообщает, что она и Дени были любовниками. («Выходит, Дени лгал на смертном одре?!» – вычисляет зритель.) Альберт вспоминает: когда-то Дени ему признался, что сходит с ума по его жене, но и не более, приблизиться к ней не посмеет. После раздумий Альберт приходит к выводу: нет, все-таки он всегда любил свою Маргарит, с радостным известием он спешит к ней и находит жену в петле. Женщина оставила записку, в которой известила мужа о том, что всю жизнь любила только его, Альберта, а про Дени сочинила.

Как говорится, простые житейские истории – самое прискорбное, узнаваемые. Бесхитростная, казалось бы, пьеса, построенная на клишированном тексте, превращается в огромных размеров лабиринт с бесконечным количеством ходов – версий человеческих судеб.

«Человек – это игра возможностей», – сказал австрийский писатель-философ Роберт Музиль (1880 – 1942), автор романа «Человек без свойств». Известный швейцарский писатель Макс Фриш (1911 – 1991) развил эту тему в своих пьесах и романе «Назову себя Гантенбайн» (1974). Наш современник Иван Вырыпаев продолжает традиции Музиля и Фриша.

Макс Фриш становится популярным писателем после Второй мировой войны, когда западное общество остро переживает факт разрушения, распада личности. Человек оказался способным истязать, пытать, отправлять в газовые камеры и при этом любить искусство, играть на скрипке, писать картины. Главным в произведениях Фриша становится проблема идентичности, цельности человека. Больная тема тревожит запад (и равно все стороны света) и в ХХI веке. Пьеса «Иллюзии» была заказана Ивану Вырыпаеву немецким театром.

Творческие манеры Фриша и Вырыпаева весьма близки. Пьесы обоих авторов написаны в ключе экспериментального допущения: могло быть так, а могло этак, а еще так, что и вовсе страшно подумать. К примеру, Дени в «Иллюзиях» заводит речь об инцесте, но тут же успокаивает возмущенного зрителя: «Шутка». Человеческое «Я» содержит бесконечное множество вариантов. Однако судьба (биография) имеет единственное воплощение – повторить и переиграть нельзя. Можно только представить, что могло бы быть иначе.

В пьесах того и другого присутствует психологический подтекст, выводящий к мысли: мы меньше всего знаем людей, которых любим. Произведения Фриша и Вырыпаева не оставляют сомнений, что действие, вынесенное на сцену, не вымысел, а подсмотренный кусок жизни. Кроме того, оба наследуют чеховскую традицию, а именно: они строят произведение-айсберг, в котором лишь одна треть (несложная сюжетная канва) над водой и две трети (подспудные смыслы, причины, вопросы) невидимы сразу, но постепенно и неуклонно открываются. (К слову, и Рене Магритт говорит в своих картинах об обманчивости видимого.) Вырыпаев вдобавок определяет «Иллюзии» как комедию. Над чем бы посмеяться в ней? Не найдем, как и у Чехова. Что смешного в ситуациях, когда человек решается свести счеты с жизнью?

Называя героя Альбертом, Вырыпаев намекает на самого известного человека с этим именем – создателя теории относительности. Да, все относительно в этой жизни (кто не знает этой формулы?). Со смертью Альберта (он проживет после Маргарит еще 10 лет), исчезнет и история закадычной четверки, рассеется их боль и горе, будто и не было ничего. Все – иллюзии.

Обращение к современнику

Иван Стебунов присоединяется к замечательной команде писателей и художников, объединенных сквозь время единомыслием, поскольку также проникнут тревогой за человека, за мир.

Что хочет сказать режиссер современнику своими «Иллюзиями»? Мы увидели в спектакле следующее. Человек из огромного числа версий, предлагаемых жизнью, стремится выбирать лучшие, творчески состоятельные. Сложность в том, чтобы при темпераментном движении к лучшему не допустить оскорбления, боли и горя других, принадлежащих к роду человеческому. Постановка Ивана Стебунова заставляет вспомнить, как легко, не думая о последствиях, не специально мы манипулируем сердцем, судьбой, жизнью людей, оказавшихся рядом с нами. Режиссер просит о милосердии, об ответственности за близких, за человека вообще. «Уходя, не гаси свет в чужой душе», – приходят на память слова грустного клоуна Леонида Енгибарова (1935 – 1972).

Современный человек плохо справляется с этой задачей, он расщеплен, расслоен, болезнен, он ранен и сам ранит, ему трудно оставаться цельным. Он часто сам не знает, в какой ситуации он равен себе, где он подлинный. Современник многолик и истерзан. Он странен, поскольку одновременно стремится и оголяться (проведем аналогию со студией «Пусть говорят», процитированной в спектакле Стебунова, где стало нормой открывать самые стыдные истории), и скрываться. С «Иллюзиями» созвучен один факт из биографии художника Магритта, ставшего незримым соавтором постановки Ивана Стебунова. Жена художника, прожившая с ним почти 50 лет, узнала о самоубийстве матери Рене только от его биографа. И в этом современный человек: ему страшно и больно открыть внутреннюю поврежденность, изуродованность (надкушенное яблоко на афише, по сути, изъятое лицо) даже близким людям.

Постановка передает тревожную атмосферу современной действительности – потерянность, непонимание происходящего, размытость основ (хотя мы все знаем про десять заповедей). На сцене жив девиз наших дней: «Верить никому нельзя». Реклама, никак не связанная с основным действием пьесы, отражает саму себя и уподобляется символу ненасытного бездушного Молóха, неподвластного быстрому укрощению даже в дни национального траура (в памяти воскрес самолет, упавший в Черное море в конце 2016 года).

Постановка получилась актуальной, острой. Актеры достоверны, они играли нас, современников, на их лицах были наши маски, наша уверенность и наша беспомощность, – мы узнавали себя.

Пьесу завершает многократно повторенная фраза: «Ведь должно же быть хоть какое-то постоянство в этом переменчивом космосе?».

Зрители покидали зал молча, сосредоточенно, будто додумывая действие, выискивая другие, более счастливые, варианты для этой истории. Спрятавшись за колонной в фойе, на скамеечке, плакала женщина. Настоящий катарсис! Может ли мечтать режиссер о большем?!

Лариса Вигандт

Источник: «Культура Алтайского края»

Новости

18.10.2021

Артист МТА Александр Коцубенко стал лауреатом Губернаторской премии имени Валерия Золотухина

«Вечерний Барнаул»: Молодёжный театр Алтая поставит Януша Корчака

17.10.2021

Лучшие папы МТА: Валерий Лагутин

Лучшие папы МТА: Виктор Синицин

16.10.2021

Лучшие папы МТА: Виталий Прозоров

Лучшие папы МТА: Александр Чумаков

15.10.2021

Лучшие папы МТА: Анатолий Кошкарёв

Артист МТА Александр Коцубенко стал лауреатом Губернаторской премии имени Валерия Золотухина

В Алтайском крае стали известны имена лауреатов Губернаторской премии имени Валерия Золотухина в области театрального искусства. В 2021 году в соответствии с распоряжением главы региона и на основании решения комиссии премии удостоены: артист-вокалист Алтайского государственного музыкального театра Мария Евтеева, артист Алтайского государственного театра для детей и молодёжи им. B.C. Золотухина Александр Коцубенко, артист (кукловод) театра кукол «Сказка» Александр Сизиков и артист Бийского городского драматического театра Артём Фоменко. По традиции престижную премию присудили трём студентам Алтайского государственного института культуры: Валерии Бородкиной, Юлии Пономаренко и Сергею Мячину.

Александр Коцубенко окончил Алтайскую государственную академию культуры и искусств в 2013 году (второй целевой актёрский курс под кураторством народного артиста РФ Валерия Золотухина, руководитель курса – доцент кафедры режиссуры АлтГАКИ Геннадий Старков). Один творческий сезон отработал в Алтайском краевом театре драмы им. В.М. Шукшина, в 2014 году перешёл в Молодёжный театр Алтая. За это время исполнил более 30 ролей как в детских сказках, так и в спектаклях для взрослых зрителей.

Сейчас артист занял в репетициях спектакля «Крахмальная, 92» по повести Януша Корчака «Когда я снова стану маленьким». Премьерные показы состоятся 12, 13 и 14 ноября. Телефон кассы театра: 503-503.

Справка

Губернаторскую премию имени Валерия Золотухина в области театрального искусства учредили в регионе в 2014 году. Это одна из форм государственной поддержки молодых актёров, режиссёров, сценаристов театров Алтайского края, студентов театральных курсов. Ежегодно премию в размере 50 тысяч рублей присуждают четырём молодым театральным деятелям и трём студентам – по 15 тысяч рублей.

«Вечерний Барнаул»: Молодёжный театр Алтая поставит Януша Корчака

В ноябре на камерной сцене Молодёжном театре Алтая представят постановку «Крахмальная, 92» по повести «Когда я снова стану маленьким». Жанр обозначен как «урок (мне) взрослому».

В повести-фантазии Корчак снова оказывается мальчишкой, и благодаря помощи доброго гнома предлагает читателям посмотреть на детскую жизнь взрослыми глазами. Вы просыпаетесь и понимаете, что снова стали ребёнком, не потеряв прежнего опыта и знаний. Но в жизни ребёнка, оказывается, есть не только беззаботное счастье, но и переживания, страхи и тревоги. Осознав, как иногда трудно быть ребёнком, легче понять своих детей.

«Боюсь. Неприятно бояться. Если бы я был взрослый, я бы не боялся. Никто бы примеров у меня не списывал», – писал Януш Корчак.

«У меня уже есть часы, усы, письменный стол с выдвижными ящиками – всё как у взрослых. И я в самом деле учитель. И мне нехорошо… Знал бы, ни за что бы не хотел стать взрослым. Ребёнку во сто раз лучше. Взрослые – несчастные. Неправда, будто они делают что хотят. Нам ещё меньше разрешено, чем детям», – ещё одна говорящая цитата из книги.

Единственный способ хотя бы ненадолго снова стать маленьким – просто вспоминать, что с тобой происходило много лет назад. «Крахмальная, 92» – история о воспоминаниях детства, о большом мире маленьких людей, о первой любви, о детской правде во взрослом мире.

Режиссёр спектакля – Бениамин Коц. Он уже известен зрителям театра по волшебной трагедии по пьесе Керен Климовски «Мой папа – Питер Пэн», получившей Гран-при IV Всероссийского молодёжного театрального фестиваля им. В.С. Золотухина. Режиссёр продолжает исследовать мир детства глазами взрослого. Билеты на премьеру уже в продаже. Телефон кассы театра: 50-35-03.

Премьерные показы нового спектакля пройдут 12, 13 и 14 ноября на камерной сцене.

Януш Корчак – врач, писатель, педагог, основатель «Дома сирот», не бросил своих воспитанников даже в газовой камере. Он доказал, что его слова о любви к детям – не пустой звук. Его книги – мудрые, философские, заставляющие родителей задуматься.

Лучшие книги Янушка Корчака

«Как любить ребёнка». Книга пронзительная, философская и сентиментальная. Ребёнок у Корчака не понят, одинок, чужд миру взрослых.

«Несерьёзная педагогика». Книга составлена из цикла одноимённых бесед по польскому радио. В ней можно познакомиться с добрым и мудрым писателем. Он, ироничный и чуткий, будто бы оживает перед глазами, о серьёзном Корчак говорит с мудрой и понимающей улыбкой. В книге вы найдёте живые зарисовки и практические советы.

«Право ребёнка на уважение». Манифест, в котором Корчак призывает уважать личность ребёнка. Он разбирает такие аспекты, как уважение к потребности ребёнка в деньгах, незнание, право на познание.

«Лето в Михалувке». Еврейских мальчишек из бедных кварталов отправляют на лето в деревню с воспитателями из «Общества летних колоний». О жизни лагеря и рассказывает Корчак. Потрясающие зарисовки о детях, впервые в жизни увидевших бабочек и жеребёнка.

Татьяна Латышева

Источник: «Вечерний Барнаул»

Лучшие папы МТА: Валерий Лагутин

Валерий Лагутин – заслуженный артист России. В Молодёжном театре Алтая он проявляет себя как профессионал, серьёзно относящийся к своей работе. Валерий Николаевич – ведущий мастер сцены, чуткий учитель, надёжный партнёр. Если даже неожиданно заглянете в гримёрку, то обязательно обнаружите его с пьесой в руках, работающим над своей ролью. С высочайшей ответственностью артист выходит на сцену как в сказках для детей, так и в спектаклях для взрослых зрителей – исключений нет.

Сын Валерия Лагутина Николай рассказывает, что с самого детства папа давал только дельные советы, начиная с того, как правильно держать в руках молоток, заканчивая тем, что всегда надо быть честным с людьми, ответственным за свои поступки. «Навсегда запомнил, как папа, провожая в армию, объяснял мне, как там всё устроено. Не прислушаться не мог – он единственный в Алтайском крае артист, который принимал участие в боевых действиях в «горячей» точке. Его советы очень помогли», – говорит Николай.

По словам сына, Валерий Лагутин только кажется чрезмерно серьёзным. На самом деле артист – семейный человек, очень общительный, понимающий. И он с большим удовольствием проводит время в кругу родных.

Лучшие папы МТА: Виктор Синицин

Ведущий мастер сцены Молодёжного театра Алтая Виктор Синицин с женой – артисткой Татьяной Синициной – воспитали двоих сыновей. Папу они характеризуют как заботливого, внимательного, волевого, сильного и вдумчивого человека. «Мы с братом старались все проблемы решать сами, родителей не втягивать. Если вдруг папа узнавал, что у нас что-то не так, – предлагал помощь, принимал участие в их решении. Он всегда для нас был авторитетом, надёжным человеком. За всю жизнь ни разу не было случая, чтобы я с ним поругался. Никогда не было каких-то разногласий или недопонимания», – рассказывает Семён, младший сын.

Дети для Виктора Александровича – главное. Для них он никогда не жалел любви, внимания и заботы. Даже сейчас, когда сыновья выросли, артист занимается воспитанием – на любом семейном празднике он в центре внимания малышей. С удовольствием играет с ними, рассказывает истории, читает. «Воспитание – сильнейшая сторона папы, – добавляет Александр, старший сын. – Хорошо помню случаи из детства, когда психовал, злился, был чем-то недоволен. Он умело подбирал слова, после которых я успокаивался, понимал, что веду себя неправильно, нервничаю из-за пустяка».

Одно из увлечений Виктора Александровича – велосипед, артист признаёт только этот вид транспорта. Он научил кататься на нём и детей. Доброй традицией у Синициных стали поездки на долгие расстояния. «С велосипедом у меня связано очень яркое воспоминание из детства, – говорит Семён. – Было дождливо и холодно. Мы с папой куда-то ехали на одном велосипеде – я был на сиденье, приделанном к раме. Наши руки были на руле, и мы по очереди друг другу их грели».

Лучшие папы МТА: Виталий Прозоров

В труппе МТА есть молодой отец Виталий Прозоров. Его сыну Данилу всего три года, поэтому малыш рассказать о папе пока не может. Зато может жена артиста Алиса.

Она говорит, что муж проявил себя как заботливый папа. С рождения ребёнка Виталий всегда был рядом, переживал из-за коликов, температуры, насморка. Он с удовольствием носит малыша на руках, моет, балует новыми игрушками. Чаще именно папа гуляет с сыном. Алиса в дела мужчин не лезет: «Они на своей волне. В этих развлечениях – побить крапиву палкой, побросать камешки в яму, попрыгать в луже – я не сильна. А кто как не папа должен обучить мальчика этим важным делам?».

С появлением сына Виталий Прозоров изменился – повзрослел, стал более серьёзным, решительным, поменял приоритеты. Всё свободное от работы время он проводит с семьёй. Несвободное – тоже: впервые в Молодёжном театре Алтая Данил побывал, когда ему было всего три месяца.

Лучшие папы МТА: Александр Чумаков

Ещё один гордый отец труппы МТА – Александр Чумаков. Вместе с супругой – артисткой Галиной Чумаковой – они смогли воспитать детей так, что эту семью можно назвать одной из самых дружных.

Дочь Ангелина говорит, что её папа умный, прозорливый и внимательный. «Люблю, когда он танцует. У меня огромное количество видео, где папа балдеет под самую разную музыку. Если настроение совпадает – присоединяюсь. И в такие моменты понимаю, что это самая клёвая тусовка», – рассказывает она.

Артист всегда в хорошем расположении духа. И даже если это не так, он никогда не даст виду, будет по-прежнему шутить, рассказывать невероятные истории, поднимать настроение окружающих.

Ангелина добавляет: «Из детства помню, что папа вставал рано, спускал воду из крана, чтобы мы могли умываться тёплой водой, когда просыпались. Сейчас я выросла, уехала в другой город на учёбу, но до настоящего времени он продолжает опекать меня – звонит и спрашивает: «Ты хорошо ешь?». В общем, папа – невероятно заботливый человек. Это проявляется во всём и ко всем».

Лучшие папы МТА: Анатолий Кошкарёв

17 октября в России впервые будут праздновать День отца. Мы решили пристально посмотреть на артистов Молодёжного театра Алтая, а потом спросить у их детей, как мастерам сцены даётся роль папы.

Анатолий Кошкарёв в труппе театра с 1988 года. За это время перевоплотился, кажется, во всех. А дома он проявляет себя с неожиданной стороны. Сын артиста Данил говорит, что папа – настоящий технарь. Он легко может починить любое оборудование, вышедшее из строя. Эти умения органично уживаются с его творческим отношением к жизни.

Анатолий Иванович всегда много времени проводил на работе, но прикладывал все усилия, чтобы детство Данила было счастливым. «Он, конечно, пользовался служебным положением. Помню, что на День рождения, Новый год и другие праздники всегда приходили его коллеги в костюмах клоунов, зверей, сказочных персонажей, поздравляли меня. А однажды папа устроил сюрприз, который я запомнил навсегда: принёс домой крысу! Это был самый лучший подарок. Правда, мама сначала не оценила», – вспоминает сын.

Годы прошли. Теперь Данил студент, мама вышла на работу, папа по-прежнему много времени проводит в театре. Он стал более спокойным, степенным, не обошлось без появления седины. И семья Кошкарёвых старается как можно больше времени проводить вместе.

Афиша
Новости
Соцсети